Вход


Забыли пароль?

Война, голод и вера определяют облик женщины

      История, прописанная в учебниках, есть взгляд нынешних ученых сообществ на то, чего сами они не видели. Историческая картина смутно, интуитивно доходит до нас через песни, смысла которых на уровне сознания мы не понимаем. Через обряды, нужность которых чувствуем, но способа воздействия не понимаем. Через все те осколки «прошлой жизни», которые чудом сохранились, чудом уцелели. Они манят и тревожат нас тем больше, когда очевидно не вписываются в классическое историческое полотно.
      Однако же препарировать учебникову историю, не имея на руках нечто вроде машины времени, бездарное графоманство. Но что, если рассмотреть не цельное историческое полотно, но ценности людей, участвовавших в его создании?
      Да не обидятся милые дамы, но одной из основных ценностей всех времен и народов были женщины.

      Эпоха, скажем так, «дохристианская». Какая женщина отображается в статуях и на фресках? (И сразу договоримся: что уж если отображена, то является чем-то вроде идеала для того, древнего художника). Ее дородность - признак сытости; она счастливо избежала главного страха - голода. А ее широкие бедра и большая грудь свидетельствуют о способности выносить, родить и вскормить ребенка. Что также рассматривалось как одно из доминирующих женских достоинств.

      Другая эпоха, «крестовопоходная». В моде женщины чрезмерно стройные, бледные и набожные. Почему худые да бледные? Потому как пока хозяин дома в походе по религиозным соображениям, верная «прекрасная дама» должна ждать в молитве и посте; видя аскетический образ жизни.
      Религиозность женская была «в цене» в рамках соответствия общественным идеалам, за которые сражались и умирали мужчины. Бесконечные крестовые походы, религиозные войны, власть прилагается бонусом к покупаемой должности Папы. И религиозность, которая становилась поводом войны, переставала быть дорогой к Богу. И стала средневековым комильфо.

      После избытка «псевдо религиозности», религиозных столкновений, потери обороно- и трудо- способного населения в результате войн, а также мора и голода, ценности в обществе наконец сменились.
      Посмотрим на Рубенсовских красавиц, на венецианские образчики красоты. Что очевидно? Они цветущие, здоровые и способные к зачатию, вынашиванию и рождению. Народу катастрофически не хватало, и пополнение населения стало задачей номер один. То ли круг замкнулся, то ли общество, наконец, пришло к реальным ценностям. Чтобы в очередной раз их потерять?...

      Упустим из виду укорачивание женских туалетов; прекрасное явление, но, увы, эмансипированное по сути.
      СМИ всех мастей переполняют восприятие красотами и красотками всех мастей. Если ориентироваться по ним, получается, основополагающая ценность нынешнего общества: сексуальная привлекательность: о деторождении моделей с мальчишескими 90-60-90 речи не идет. Печаль в том, что даже самая большая ложь, через поколение может быть «одной из правд».
      Но средства массовой информации все-таки лишь средства массовой информации. Значит, для привлечения потребителя, итак уже пресыщенного информацией, надо выдавать самое-самое. Самое яркое, вульгарное, красивое, вызывающее подходит для СМИ. Чуть среднее - уже блеклое и не продается. Принимая это нужно признать: сегодняшнего идеального образа женщины мы не знаем.
      А образ женщины, раскручиваемый сейчас, как в той песне: «Цыганские глаза и греческие скулы. Но среди превратности, роскоши и вздора…» еще какой-нибудь рот - смотрит со всех плакатов идеал. Только не разврата ли?
Я не шовинист. Но хочу, чтобы декольте у «идеала» было менее глубоким, и в глазах читались не только вызов и страсть. По крайней мере, когда мимо этих плакатов идет моя дочь.
(Статья автора подверглась стилистической правке)

Евгений


Каталог ресурсов.
|