Вход


Забыли пароль?

Страдание - писательское благо

«Вот это разрушит то»

(название главы в романе «Собор Парижской Богоматери»)


       Собор Парижской Богоматери – произведение, по праву входящее в списки мировой художественной литературы. В центре сюжетной линии четыре героя: «цыганка» Эсмеральда; архидьякон Фроло; звонарь-горбун Квазимодо и капитан королевских стрелков Феб.
      Некоторые литературные эксперты замечали странное сходство между Эсмеральдой (главной героиней произведения) и… женой автора «Собора Парижской Богоматери». Обе были необычайно красивы, обе смуглые, стройные, изящные; обе были в центре внимания нескольких мужчин.
      «И тогда им овладели страшные мысли. Он прозрел свою душу и содрогнулся. Он  вспомнил  о несчастной  девушке,  погубившей  его и  им  погубленной.  В смятении   он  оглянулся  на   тот  двойной  извилистый  путь,  которым  рок предопределил пройти  их судьбам  до  того  перекрестка, где  он безжалостно столкнул их и разбил друг о друга. Он думал о безумии вечных обетов, о тщете целомудрия,  науки, веры, добродетели,  о  ненужности  бога.  Он  с упоением предался этим  дурным мыслям и, все глубже погружаясь в них, чувствовал, что грудь его разрывает сатанинский хохот.
      Когда солнце  склонилось к закату, он снова заглянул в свою душу, и ему показалось, что он почти сошел с ума Буря, бушевавшая в  нем  с тех пор, как он потерял  и надежду и  волю спасти цыганку, не  оставила в его сознании ни одной здоровой мысли, ни одного уцелевшего понятия. Казалось, весь его разум был повержен во прах и лежал в  обломках.
      И  был  спокоен, ибо  дошел  до предельной  глубины  страдания. Человеческое сердце (так думал  отец  Клод) может вместить лишь определенную меру отчаяния. Когда  губка насыщена, пусть море спокойно катит над ней свои волны -- она не впитает больше ни капли». («Собор Парижской Богоматери», слова, мысли, ощущения архидьякона).
      Как подробно и достоверно на протяжении всего романа описаны переживания Фроло! Ни в ком автор «не видит» таких страстей, как в архидьяконе-алхимике. Разумеется, можно допустить мысль, что красивый и пустой капитан Феб, по мнению автора, не может «создавать» структурированные, глубокие по смыслу и форме переживания, граничащие с отказом от земного; а также имеющие в основе хаотичное преломление ценностей.
      Однако и другие герои: Квазимодо, Эсмеральда, мать Эсмеральды, предводитель бродяг, брат Фроло, даже поэт Гренгуар – лишены «внутреннего огня» из мыслей, чувств, видимых читателю. И, самое главное, ни в ком, кроме Фроло, автор не показывает путь мысли, ее трансформацию и страдания героя при познании себя.
Существует легенда, которая может пролить свет  на тайну «Собора Парижской Богоматери».
      Вечно занятой, вечно активный, мыслящий и стремящийся к достижению идеалов социального устройства, Виктор Гюго, мало ценил ли, уделял внимания ли собственной жене. Постоянные собрания в их парижском доме: Виктор и такие же молодые, несколько фанатичные литераторы, журналисты, политические деятели.  Диспуты, обсуждение политики и чтение вслух будущих литературных «шедевров»… все это чрезвычайно занимало Виктора. Но не его жену.
      И муж, глубоко уверенный в неизменной преданности и любви супруги, однажды стал свидетелем объяснения жены и ее почитателя. Им оказался один из постоянных гостей дома. Поэт, но настолько некрасивый, обладающий врожденным уродством, что Гюго даже не сразу и поверил в нежные чувства между двумя столь несхожими созданиями.
      В реальность можно не верить, ей от этого не будет ущерба. Так до конца и не приняв увиденное, Гюго вскоре узнал, ни от кого-нибудь - от жены, что не внешность, а речь, стихи, внимание поэта привлекли молодую женщину. Состоялся один из самых тяжелых разговоров в жизни писателя.
      Подходил срок сдачи романа. «Он ушел в свой роман, как в тюрьму» - вспоминала позже жена Виктора Гюго. Отдаление супругов, полное погружение в работу – вот чем в непубличной жизни ознаменовался выход романа.
      Его много хвалили, много ругали. Среди прочего к достоинствам романа причисляли и подробное описание «места действия» - Собор Парижской Богоматери. По неофициальным данным, до «Собора» французы «спокойно» относились к древним зданиям и памятникам архитектуры; перестраивали, разрушали, не реставрировали. И в этом контексте произведение Гюго стало толчком к выработке системы мер защиты древних сооружений, обладающих историко-культурной ценностью.
      Любовная линия романа также оказала большое влияние на «умы времени».  Русская аудитория с восторгом приняла «Нотр-Дам». «Почти все образованные русские люди владели французским языком и читали роман в подлиннике; особенно упивалась им молодежь. Ни один великий русский писатель XIX века не остался к нему равнодушен. Даже сам Пушкин, который не любил метафорический, вычурный стиль Гюго, высказал свое одобрение. Гоголя вдохновил написать в "Арабесках" несколько лирических отступлений о готической архитектуре. Герцен в письмах невесте объясняется в любви словами героев этого романа»  (Гюго, Биография)
      Нельзя не отметить социальные аспекты произведения: административная слабость местного аппарата управления; несправедливость судей и несовершенство судебной системы; возведенное в принцип нарушение закона «низкими слоями» как ответ на ограничение свободы передвижения, ограничение прав, не распространение некоторых защитных мер и т.д.
      Но если поверить в легенду (подтверждаемую, впрочем, некоторыми источниками) о несчастливой семейной жизни писателя на момент создания романа,  можно ли предположить, что в этом тайная сила «Собора», которая вновь и вновь погружает читателя в инквизиторскую, шутовскую, церковную и разбойничью Францию, где в мрачных декорациях трое мужчин любят одну женщину, смерть которой – развязка драмы. Фон, неразрывно связанный с сюжетом, создают метания, мучения и страсти Фроло. Его желания являются одной из основных движущих сил сюжета книги, которая без преувеличения, актуальна и сейчас (успех во многих странах мюзикла «Нотр-Дам» только подтверждает интерес к ценностям и особенностям произведения).
      И можно ли предположить, что не было бы успеха, не было бы уникальной канвы «Собора», не было бы того странного отклика, который рождает в читателях Фроло своими сильными страстями. Не было бы ничего – если в личной жизни Виктора Гюго всё было безоблачно и счастливо.  Не получается ли, что горькие, болезненные, тяжелые переживания несут большую мотивацию к развитию, к творчеству, созданию нового, чем безмятежное спокойное счастье?

Каталог ресурсов.
17 Апр РИА новости на http://news.liga.net. | Купить ЧЕХЛЫ на сиденья Автомобиля из ЭкоКожи |